таумомикон фото

2017-10-18 01:54




Посмотрел погоду по телевизору: симпатичная такая блондинка, зубки ровненькие, уверенная троечка, талия на месте, плоский животик, круглая попка, стройные ножки... Короче, теперь надо где-то посмотреть про температуру и осадки.


История, ходя по кругу, учит нас, что ничему она нас научить пока еще не может.






Не хвались, что ты красивый, Не красивее людей. Не тобой ли на конюшне Напугали лошадей?


А Гена играл в шахматы просто класно! И когда ему об этом говорили, он, скромно опустив глаза, говорил: - Так ведь я кандидат в мастера спорта по шахматам! А потом в полголоса добавлял: - По переписке... Я, помню, в детстве играл в морской бой по переписке, а как это дело в шахматы - даже не знаю... Тем не менее, по переписке или не по переписке он был КМС-ом, но равных Генке в шахматах в полку не было. Дебюты, гамбиты, эндшпили и прочую шахматную лабуду Гена знал отменно, постоянно полировал свои знания, для чего, будучи секретарем парторганизации 1-й эскадрильи, даже выписал в солдатскую ленинскую комнату журнал «Шахматы в СССР». (Как будто солдаты только спят и видят, как бы этот журнал читануть в свободное от службы время...) По этой причине играть с Геной в шахматы никто не хотел, заранее зная свою участь быть позорно побежденным. В карты и только в карты! Но на это уже не соглашался однолюб Гена. И тут появился соперник - в полк назначили нового начфиза. Высокий, широкий в плечах начальник физподготовки Толя, сразу получивший в полку прозвище «Регбист», неожиданно для всех оказался отличным шахатистом. Причем, не уступавшим своим умением передвигать фигурки разными буковками и по разным направлениям по шахматной доске великому Гене. И начались баталии... Для внесения остроты и интереса, начфиз предложил Гене играть так, как играют в питерском военном институте физкультуры имени Лесгафта (кто это такой мне до сих пор интересно, может дальний лесной родственник артиста Гафта?). Короче, предложил играть на деньги - рубль партия. И Гена, поступившись коммунистическими принципами, согласился... Так как силы оказались примерно равны, деньги, в количестве до червонца, плавно перетекали из одного кармана в другой, и обратно, не нанося ощутимого ублей. Хотелось спать. Но и две бутылки было жаль проигрывать. Поэтому борьба за победу продолжалась в каждой партии, не смотря на жалкие предложения соперника о мире. И вот, в одной из партий, когда на доске осталось минимальное количество фигур, Толик, обхватив голову руками, надолго задумался, просчитывая возможные варианты развития игры. Сначал он тихо шевелил губами «... я так, он так, потом сюда, или сюда, тогда так и сюда... », потом надолго замолчал, упорно глядя на доску. Вместе с ним считал варианты и Гена. Игра Фишера со Спасским, или Остап Бендер в последней партии с одноглазым любителем из Васюков. Пауза затянулась, и Гена, уже закончив свои космическо-стратегические расчеты, строго сказал: - Ходи, Толя! И Толик, подняв на соперника вопросительно-удивленный взгляд, тихо спросил: - Гена... А какими я играю - белыми или черными?.. В расчеты углубился, понимаешь... На этом ночные игры в клубе «Четырех коней» были закончены. В. Х.